рефераты бесплатно
Рефераты бесплатно, курсовые, дипломы, научные работы, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты, рефераты скачать, рефераты на тему, сочинения,рефераты литература, рефераты биология, рефераты медицина, рефераты право, большая бибилиотека рефератов, реферат бесплатно, рефераты авиация, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент и многое другое.
ENG
РУС
 
рефераты бесплатно
ВХОДрефераты бесплатно             Регистрация

Реферат: Мировая экономика  

Реферат: Мировая экономика

Содержание

1.Циклы и кризисы в мировой экономике второй половины XX в. 2
2. Три центра экономического развития в мире, их общие черты и различия 10
3.Новые индустриальные страны, факторы их становления и развития 24
Список использованной литературы 28

1.Циклы и кризисы в мировой экономике второй половины XX в.

Анализ динамики мирового хозяйства показывает, что развитие идет через подъемы и спады, которые происходят не одновременно во всех странах. Какие-то страны и регио­ны развиваются опережающими темпами, потом начина­ют отставать и наоборот, ранее отстававшие ускоряют движение. Есть ли общие закономерности развития? Можно ли представить мировую динамику (очищенную от конъюнктурных скачков) в виде серии последователь­ных циклов, или волн?

Одна из теорий, пытающаяся объяснить смену тен­денций развития — теория «больших волн» Кондрать­ева—Шумпетера, основанная на идее динамичной конку­ренции как двигателе научно-технического прогресса. Но в отличие от Марксовой трактовки технического про­гресса как инноваций в производстве уже освоенного изготовлением традиционного товара, теория больших волн ставит вопрос о решающей роли именно принципи­ально новых благ и раскрывает механизм внедрения ин­новаций (нововведений). Эта экономическая ситуация сложилась только в XX в. В политэкономии, разрабаты­вавшейся советскими учеными — экономистами и исхо­дившей из постулата о решающем значении соответствия производительных сил производственным отношениям, достигаемого через революционные взрывы, экономиче­ский механизм научно-технического прогресса оставался неясным. Технократическая парадигма, свойственная и сегодня теориям научно-технического прогресса, об из­начальной революционности орудий труда и технологии в большой мере предопределила ее отрыв от потреби­тельского рынка, от приоритетности потребления, спро­са, от конкуренции.

Что же тогда вызывает структурно-отраслевые сдвиги производства на международном, межрегиональном, внутрирегиональном уровнях? Обычно называют такие фак­торы производства как наличие или отсутствие сырья (ресурсов), капитала, наконец, рабочей силы определен­ной квалификации и с определенными навыками. Все это необходимо, но на современной стадии не является решающим. Главной становится степень готовности про­изводства и общества в целом адаптироваться к переме­нам, к структурным сдвигам. Диктует уже не производ­ство (как было когда-то), не удобство географического положения или ресурсообеспеченность, а «созревшие» группы факторов, связанных с изменением и расширени­ем потребностей.

И тогда уже вступает в действие научно-технический прогресс — появляются новые товары, новые виды услуг (при росте их многообразия), но также и новые методы, новые приемы производства. Это, в свою очередь, по законам обратной связи, вызывает дополнительный спрос на новые товары и услуги, открывает новые рынки, фор­мирует новые отрасли.

Анализ «больших волн» показал тесную связь циклов с пространственными сдвигами и дифференциацией про­изводства на двух стадиях: в рамках одного цикла и при переходе от одного цикла к другому. В период угасания волны резко ослабевает экономическая активность центра ее возникновения, происходит оживление на перифе­рии с постепенным выходом за пределы политических границ.

Таким образом, можно допустить, что длинным вол­нам соответствуют так называемые региональные циклы роста и спада производства. Причины сдвигов таковы, центры прежней волны уже не соответствуют штандортным (размещенческим) требованиям прогрессивных от­раслей, как бы консервируя структуру и местоположение старопромышленных проблемных районов. Возникнове­ние феномена «проблемности» можно связать с поняти­ем жизненного цикла продукта, в пределах которого оп­тимальный производственный штандорт перемещается из крупных инновационных центров к периферии. Это ве­дет к децентрализации производства на всех иерархичес­ких уровнях.

Жизненный цикл продукта распадается на 4 фазы развития:                     1) проектирование и внедрение; 2) рост; 3) зрелость; 4) свертывание (спад). Каждой фазе соответ­ствуют свои стадии производства, внедрения инноваций, инвестирования, свои стадии рыночных отношений, ко­личественные экономические параметры. Имеются и свои штандортные фазы. При этом проигрывают, стано­вятся проблемными районы, где сосредоточены предпри­ятия, производящие продукцию, находящуюся уже на стадии зрелости или на стадии спада. Это ведет к стагна­ции таких районов.

Возвращаясь к теории «длинных волн», следует от­метить, что Н. Кондратьев и И. Шумпетер при общем поступательном движении мировой экономики выделили 4 волны с периодами примерно по 50—60 лет и с пика­ми в 1800, 1850, 1900, около 1960 г. Каждая из волн обусловлена более или менее ярко выраженной промыш­ленной революцией. Первая базируется на изобретении и внедрении паровой машины, развитии текстильной про­мышленности; главные инновационные импульсы исходили из Великобритании (район Манчестера). Для вто­рой волны характерно чрезвычайно интенсивное во всех странах развитие сети железных дорог, международного судоходства, черной металлургии; центрами второй вол­ны стали Великобритания, Германия (Рур), США (Северо-Восток). Третья волна связана, в первую очередь, с автомобилизацией, а также с внедрением электроэнерге­тики и развитием химической промышленности, что при­вело к появлению новых материалов; главные центры третьей волны — США, Германия и Великобритания. И, наконец, четвертая волна, приходящаяся на вторую поло­вину XX столетия, связана с развитием электроники, ши­роким внедрением ЭВМ, развитием нефтехимии. В этот период инновационные центры США (новые из них — в Калифорнии, Техасе) сохранили свое первенство, но по­явился мощный соперник — Япония, «отодвинувшая» Германию на третье место. Интересно, что в пределах национальных границ Германии происходят (так же, как и в США) сдвиги инновационной активности с севера на юг: из Рура в Баден — Вюртемберг и в Баварию. Новая — пятая волна, восходящая ветвь которой начинает уже в наши дни пробивать себе дорогу, будет базироваться уже на принципиально новой технологии — на микроэлек­тронике, биотехнологии и генной инженерии. Ожидает­ся, что на этом этапе на первое место выдвинется Япо­ния и ряд других государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Положительная в ряде случаев динамика экономической эволюции отдель­ных стран и регионов мира находила свое выражение в происходившем на про­тяжении первых послевоенных десятилетий сравнительно бурном экономичес­ком росте, сопровождавшемся усилением концентрации производства, нарастанием мощи международных корпораций, расширением сферы действия научно-технической революции. Тем не менее, эти явления и процессы не обес­печивали бескризисного развития. Уже с конца 60-х гг. в полной мере проявля­лись накапливавшиеся противоречия. Поэтапное развертывание валютного, сы­рьевого, экологического и энергетического кризиса. Перечисленные явления, «пронизавшие» хозяйства практически всех стран с рыночной экономикой, полу­чили определение как структурные кризисы. При этом последний из перечислен­ных имел особо ощутимое воздействие на дальнейший ход эволюции мирового хозяйства.

Не избежала мировая экономика и потрясений циклического характера. 1. В 1974 г. промышленно развитые страны оказались втянутыми в экономи­ческий кризис, характеризовавшийся тем, что охватил практически все эти госу­дарства одновременно. Кроме синхронности распространения, его отличало и то, что в состояние экономического спада все ведущие державы вместе попали впервые за послевоенные годы. При этом ни одна из них не могла воспользоваться преимуществами, связанными с подъемом в какой-либо стране, или попытать­ся решить собственные проблемы за счет своих соперников. В период кризиса 1974 г. объемы промышленного производства и экспорта стран с рыночной эко­номикой сократились более чем на 10%.

Продолжавшийся свыше 9 месяцев кризис 1974 г. оказался, таким образом, самым глубоким и самым продолжительным в послевоенный период. Его сопро­вождали высокая инфляция и безработица, а выход из кризиса характеризовался сочетанием факторов роста и депрессии. Последующие 1976-1979 гг. стали пери­одом незначительного роста со среднегодовыми темпами не выше 1,8%.

2. Кризис 1980-1982 гг., так же как и предыдущий, происходил на фоне развертывания структурных кризисных явлений и отличался, поэтому сходными с ним чертами (стагфляционная форма протекания, негативное воздействие на динами­ку мировой торговли и т. д.). В результате кризис начала 80-х гг. вошел в историю как менее глубокий, чем предыдущий, но в то же время достаточно продолжи­тельный.

3. Завершением третьего крупного экономического цикла за последние 20 лет стали 1993-1994 гг.

Рост производства, переходящий в оживление и подъем, в США идет четвер­тый год. Набирало темпы оживление в ряде других англосаксонских стран, а в континентальной Европе оно только обозначилось. Японской экономикой низшая точка кризиса пройдена в 1993-1994 гг.

Рост производства происходил на фоне благоприятной ценовой конъюнкту­ры. Инфляция в целом по ОЭСР в 1993 г. сократилась с 3,9% в 1992 г. до 3,4% в 1993 г. и оставалась примерно на том же уровне в течение 1994 и 1995 гг. Цены на нефть в декабре 1993 г. упали до самого низкого за последние четыре года уров­ня. Падение цен производителей наблюдалось в США, Японии, Франции, Гер­мании, ряде малых стран Западной Европы.

Несмотря на то, что во многих странах спад в данном цикле был не менее глу­боким, чем в 1974-1975 гг. и 1980-1982 гг., в целом по ОЭСР он оказался все же мягче. Абсолютного сокращения ВВП на годовом уровне, как это было в 1975 и 1982 гг., в целом по ОЭСР не наблюдалось, лишь в 1991 г. годовые темпы роста упали ниже 0,75 процентных пункта. При этом сокращение промышленного про­изводства шло на протяжении трех лет (1991-1993 гг.), в отличие от двух лет (1974-1975 гг.) и одного года (1982 г.) в предшествующих циклах. Тем не менее, глубина сокращения производства в этот период была существенно меньшей -1,5% против 8,3% и 4,0% соответственно.

Так, в Европе период медленного роста - стагнации, продолжавшийся с кон­ца 1990 г. по первую половину 1992 г., в 1993 г. завершился полномасштабным спадом. Валовой продукт ЕС сократился на 0,5 п.п. - второй раз за 35-летнюю историю Сообщества. До этого падение (на 0,9 п.п.) было зарегистрировано лишь в 1975 г. после первого нефтяного шока. В отличие от событий того периода, циклическое движение сейчас было менее выражено - кризис «обрамляли» фазы бо­лее медленного экономического роста. По оценкам специалистов, общие потери в последнем цикле могли превысить масштабы 1975 г. и 1980-1983 гг.

Проявилась отчетливо и разнонаправленность движения конъюнктуры в крупных регионах мира. В середине 70-х годов циклические спады экономики в Японии, Европе и США пришлись на 1975 г. Совпадение спадов в следующем цикле было меньшим, но ненамного - они уложились в 1982-1983 гг. В послед­нем же цикле хронология, длительность и глубина кризисов существенно отличались по странам.

Так, в североамериканском регионе пик расцвета экономики был, достигнут в 1989, г., а кризис пришелся на 1991 г., тогда как в Европе и Японии высшие точ­ки подъемов были зарегистрированы только в 1990-1991 гг., а максимальная глу­бина кризиса - не раньше 1993 г.

Той или иной степени синхронизации в 70-х и 80-х годах способствовали нефтяные шоки, носившие глобальный характер. Тем не менее, по мере затуха­ния их последствий циклическая динамика в ведущих странах приобрела замет­но автономный характер. В данном цикле страновые и региональные шоки, хотя и имеющие во многом общую природу, были более значительны, чем глобаль­ные. Так, одним из таких региональных шоков стало сокращение в США спроса на военную продукцию. На экономической конъюнктуре в Европе сказалась бю­джетная экспансия, развернувшаяся в Германии после объединения. По своему пути шло развитие конъюнктуры и в Японии.

Одним из важнейших отличий нынешнего подъема от предшествующих явля­ется то, что он не сопровождается значительным ростом цен. Напротив, темпы инфляции упали до уровней, не виданных с 60-х годов, В 1994 г. в семи ведущих странах мира они составили всего 2,3%, то есть приближались к минимальному с 60-х годов значению. И хотя в 1995 г. они повысились, но оставались все еще от­носительно невелики, особенно если учесть также уровни загрузки мощностей.

Среди важнейших причин более слабого, чем в прошлом, инфляционного давления на восходящих фазах цикла выделяется не только асинхронность цик­лической динамики в ведущих мировых экономических центрах. Внедрение трудосберегающих технологий и ослабление профсоюзов также позволили добиться опережения темпов роста производительности труда над темпами повышения за­работной платы. Считается, что рост издержек, особенно на заработную плату, тормозят, кроме того, дерегулирование и известное усиление конкуренции со стороны производителей из развивающихся и бывших социалистических стран.

Важной особенностью развития мировой экономики 90-х гг., наиболее четко обозначившейся к середине десятилетия, явилось постепенное, непоследователь­ное, но все же очевидное преодоление промышленного слада. Деловые циклы ве­дущих стран мир» по-прежнему сохраняют определенную асимметрию.

Страницы: 1, 2, 3


© 2010.