рефераты бесплатно
Рефераты бесплатно, курсовые, дипломы, научные работы, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты, рефераты скачать, рефераты на тему, сочинения,рефераты литература, рефераты биология, рефераты медицина, рефераты право, большая бибилиотека рефератов, реферат бесплатно, рефераты авиация, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент и многое другое.
ENG
РУС
 
рефераты бесплатно
ВХОДрефераты бесплатно             Регистрация

Реферат: Геостратегический проект для России  

Реферат: Геостратегический проект для России

Реферат

по дисциплине «Геополитика»

Тема: «Геостратегический проект для России»

Содержание

Введение

1. Теоретические основы геостратегии Д.А. Милютина

1.1.     Краткая биография Д.А. Милютина

1.2.     Геостратегия. Предмет и цель геостратегии

1.3.     Геостратегический анализ. Методы и план исследования.

2.  Практическое значение геостратегической концепции

2.1       .    Роль и значение геостратегии в мирное время

2.2       .    Россия в современной геополитике

Библиография

Введение

В условиях современного развития цивилизаций на земле, все большее преимущество финансировании получают направление по разработкам энергетического сырья и электронного управления процессами, вытесняя некоторые весьма важные для выживания государства стратегические отрасли. До настоящего времени в России (во время перестройки) была упущена и более того, подвергнута разрушению стратегия укрепления и развития военного комплекса страны. Это ослабило государство в военном отношении и снизило его авторитет на мировой арене. Такое положение вызывает тревогу о безопасности страны и народа российского, требует кардинального изменения политики правительства. При этом не плохо было бы обратиться к учениям наших предшественников о стратегии в политике государства, желающего сохранить свою независимость и экономическую свободу на арене земного существования. Для понимания указанной линии укрепления и защиты государства большое познавательное значение имеют труды русских ученых 19 – 20 века, положивших начало науки о геополитике государства и в частности о геостратегии для России.

1. Теоретические основы геостратегии Д.А. Милютина


1.1. Краткая биография Д.А Милютина.

Дмитрий Алексеевич Милютин родился в 1816 г. в Москве. Начальное образование он получил в семье, продолжил — в Московском университетском пансионе, который закончил с серебрянкой медалью.

В 1832 г. Д.А. Милютин после окончания губернской гимназии закончил с серебряной медалью пансион при Московском университете и тотчас, переехав в Петербург, поступил на военную службу в 1-ю артиллерийскую гвардейскую бригаду фейерверкером, а через шесть месяцев в 17 лет получил первый офицерский чин, который открыл ему дорогу, благодаря блестяще сданному экзамену, сразу в старший класс Императорской военной академии. Благодаря целеустремленности и трудоспособности, он в конце 1835 года поступает прямо в практический класс (на 2-ой курс) Военной академии, оканчивает ее в 1836 году и причисляется к генеральному штабу с назначением в штаб гвардейского корпуса.

В 1839 г. началась служба Д.А. Милютина в штабе Чеченского отряда на Кавказе, которым руководил командующий войсками Кавказской линии и Черноморья известный боевой генерал П.Х Граббе. Д.А. Милютин принимал участие в военных операциях против горцев, в том числе в экспедиции в Ахульго — столицу имамата Шамиля, которая после нескольких штурмов, ценой больших потерь, была взята отрядом и разрушена.

В одном из боев Д.А. Милютин был ранен пулей в плечо с повреждением кости. Последствия этого ранения еще долго вызывали необходимость серьезного лечения. И все же он продолжал оставаться в отряде. За участие в боевых действиях Д.А. Милютин был награжден орденами Св. Станислава 3-й степени и Св. Владимира 4-й степени.

Вернувшись в Петербург в чине капитана, Д.А. Милютин вступил в должность квартирмейстера 3-й гвардейской пехотной дивизии. С 1843 г. он — обер-квартирмейстер войск Кавказской линии и Черноморья.

В 1845 г. Д.А. Милютин был назначен на должность профессора Императорской военной академии по кафедре военной географии. Через некоторое время он пришел к выводу о научной несостоятельности курса военной географии в программе академии вообще: «Чем больше я читал и обдумывал, тем более убеждался в том, что составлять специальную военную „науку" из одних чисто географических знаний — немыслимо». И Дмитрий Алексеевич становится основоположником новой дисциплины — военной статистики, которая учитывала с военной точки зрения все многообразие различных сведений о государстве, его территории, населении, государственном устройстве, финансах, вооруженных силах и т. д.

Появлению нового курса предшествовала публикация двух обстоятельных статей: «Критическое исследование значения военной географии и статистики» и «Первые опыты военной статистики». Обращаясь сегодня к военно-научному наследию Д.А, Милютина, следует отметить, что по существу, он принял эстафету от Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева, поддержал военную школу, в том числе Василия Никитича Татищева, досконально изучившего древние истоки русской истории. Военная география и военная статистика составляли в интерпретации Д.А. Милютина начала геополитики.

Имя Милютина неотделимо от истории русской военной геополитической школы. Среди офицеров Генерального штаба его последователями стали: Николай Михайлович Пржевальский (1839-1888) — исследователь Центральной Азии и Тибета; Алексей Николаевич Куропаткин (1848-1925) — исследователь Туркестана; Лавр Георгиевич Корнилов (1870-1919) — активный исследователь Восточной Персии, погиб при штурме Екатеринодара в гражданской войне; Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937) завершил после Д.А. Милютина работу по формированию русской геополитической методики исследования и тихо угас 4 декабря 1937 г. Все они — ученики Д.А. Милютина по своему духу и по делам.

С 1853 года Милютин являлся «научным консультантом» при военном министре, а в 1856 году направляется на Кавказ, где участвует в военных операциях. В 1861 году он становится военным министром и находится на этом посту до 1881 года, т.е. до конца царствования Александра II.

За свою военную деятельность Д.А. Милютин был награжден всеми российскими орденами, включая орден Св. Апостола Андрея Первозванного, и многих зарубежных наград. Он состоял почетным президентом Академии Генштаба и Военно-юридической академии, почетным членом Академии наук, Артиллерийской, Инженерной и Медико-хирургической академий.

Покушение на Александра II в 1881 г. стало причиной перехода правительства Александра III к открытой реакции. Манифест о «Незыблемости самодержавия» предопределил переход к контрреформам. Просвещенный ум Д.А. Милютина понимал, что интересы отечества требуют преодоления отсталости России от Запада, а, с другой стороны, он же противился революционным преобразованиям. Д.А. Милютин был вынужден уйти в отставку. В этом же году он покинул Петербург и поселился в своем имении — в Симеизе. Однако, в 1880-90-е гг. он встречался с Александром III и Николаем II, великим князем Константином Николаевичем. Его посещали министр финансов С.Ю. Витте, министры иностранных дел Н.К. Гире и В.Н. Ламздорф, дипломаты А.Г. Жомини, А.И. Нелидов, П.А. Шувалов. О его заслугах в 1898 г. вспомнил Николай II и в дни торжеств по случаю открытия памятника Александру II в Москве Д.А. Милютин был произведен в генерал-фельдмаршалы. За эти годы он побывал практически во всех европейских странах, живо интересовался военным воздухоплаванием, проводил время среди книг.

Скончался Дмитрий Алексеевич 25 января 1912 г. и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Дневники и воспоминания по его завещанию были переданы на хранение в Императорскую академию Генерального штаба.

В Д.А. Милютине успешно сочетались энциклопедически образованный ученый, государственный и военный деятель с широчайшим диапазоном интересов и сфер деятельности.

1.2. Геостратегия. Предмет и цель геостратегии.

Бурное развитие военных наук в начале XIX ве­ка было обусловлено множеством военных кампаний в наполеоновскую эпоху. За вре­мя семи антифранцузских коалиций военные географы собрали солидный фактический материал, который потребовал серьезных обобщений. Пространственный размах во­енных операций — от Парижа до Москвы — заставил по-новому взглянуть на проблему пространства в политике.

Среди европейских ученых началась интересная дискуссия о предмете и методе новой науки — военной географии. Талантливый русский исследователь подполковник Д.А. Милютин, впоследствии ставший генералом-фельдмаршалом, ак­тивно включились в эту дискуссию. Западные ученые полагали, что задача военной географии состоит в разработке справочных мате­риалов по использованию местности, как в тактических, так и стра­тегических целях. Русские исследователи утверждали, что ограни­чение предмета военной географии изучением только физико-гео­графического фактора не соответствует современным требованиям ведения военных действий.

Д. А. Милютин вошел в историю русской шко­лы геополитики как основоположник «военной статистики», кото­рую сегодня принято называть геостратегией. Уже в Академии Д.А. Ми­лютин начал заниматься научными исследованиями, сотрудничал в «Энциклопедическом лексиконе» А.А. Плюшара, в «Военно-энцик­лопедическом лексиконе» Зедделера, в «Военном журнале» и «Оте­чественных записках». Он прожил очень долгую жизнь, был удостоен титулов графа, генерала-фельдмарша­ла, мундир его был украшен бриллиантовыми портретами четырех императоров [5, 36 – 37].

Но в истории русской школы геополитики он останется, прежде всего, как родоначальник геостратегии для России. Четкость его на­учных формулировок неизменно поражает читателя. Авторы Воен­ной энциклопедии 1914 года, цитируя Д.А. Милютина, подчеркива­ли: «За последующие 65 лет выдвинутые Милютиным принципы не подвергались изменению». И сегодня мы можем присоединиться к этим словам...

Итак, как же определяет Д.А. Милютин предмет геостратегии?

В своей работе «Критическое исследование значения военной гео­графии и военной статистики» (1846), он подчеркивает, что «стра­тегия должна обнимать все те разнородные соображения и данные, которые могут иметь влияние на ход войны», и потому всякое сужде­ние стратегическое было бы неизбежно односторонним, если б, например, исключительно зависело от одних местных данных. Сле­довательно, необходимо значительно распространить круг изу­чения геостратегии, включив в него, кроме местности, и все те дан­ные, которые в каждом государстве вообще определяют его средства и способы к ведению войны, выгоды и невыгоды географического, этнографического и политического положения; а через эти исследо­вания распространяются почти на весь состав государства, и будут вести уже к общей цели - «определению силы и могущества государ­ства в военном отношении» [4, 43].

Ученый справедливо полагал, что геостратегия является наукой политической, поскольку занимается она, прежде всего, изучением государства: «Предмет общий всех наук политических — есть чело­вечество в жизни гражданской, следовательно — государство, во всех разнообразных проявлениях сложного его организма» [4, 44]. Геостратегия в числе различных элементов, обусловливающих развитие народов в обществе гражданском, неизбежно должна исследовать также влия­ние местных особенностей каждой страны. При этом с одной сторо­ны, она должна обращать внимание на зависимость человека от внеш­ней природы, а с другой стороны, учитывать и действие самого чело­века на природу, т. е. все, что человек сделал силой разума и воли, чтобы подчинить себе силы природы.

Оставаясь политической наукой, геостратегия в то же время дол­жна основываться на указаниях и требованиях военного искусства, поэтому общая теория стратегии и военной администрации служит ей руководством в исследованиях, точно так же, как политическая экономия и финансы необходимы для развития экономической стратегии государства. Теория военного искусства в своих страте­гических аспектах тесно связана и даже слита с предметом наук по­литических, ибо сама война есть одно из проявлений политической жизни государств. Таким образом, геостратегию можно причислить как к науке политической, так и к военной [4, 45 - 46].

По мнению Д.А. Милютина, геостратегическое изучение госу­дарства, с одной стороны, охватывает все разнообразнейшие явле­ния сложного политического тела; с другой же, его предел определя­ется самой целью изучения, состоящей не в выводе общих законов, по коим всякое государство всегда должно развиваться, а в указании действительного развития известного государства в один лишь дан­ный момент (чаще принимаемый за современную эпоху). Следова­тельно, геостратегия должна занять среднее место между двумя край­ними подходами: она не должна опускаться на уровень простого описания геополитических данных или явлений, ибо ее задача — аналитическое исследование; одновременно она не должна перехо­дить в разряд наук теоретических, предоставляя политологии вы­водить общие закономерности [4, 45].

Цель геостратегии — в исследовании в данный момент сил и средств государств в военном отношении.

Ученый подчеркивает, что обычно под словами «военные силы» понимают собственно «вооруженные силы», а потому ограничива­ются исчислением войск и описанием их устройства, тогда как это составляет лишь часть геостратегии, точно так же, как одно лишь перечисление фабрик и заводов не может дать нам экономической стратегии. Военные силы охватывают вообще все средства, кото­рыми государство располагает для обеспечения своей внешней бе­зопасности или достижения силой оружия своих политических це­лей. Следовательно, геостратегия включает изучение всего состава государства с военной точки зрения, под углом зрения ведения вой­ны, оборонительной или наступательной.

В геостратегию непременно должны входить и географические данные, в той степени, насколько их исследование необходимо для определения стратегического положения государства к соседним странам, для соображений его средств обороны и наступления. При таком определении геостратегии ее отношение к военной геогра­фии определяется само собой, ибо последняя только дает материал для первой. Геостратегия, черпая данные из военной географии, занимается исследованием этих данных под углом зрения стратеги­ческих задач [4, 46].

Страницы: 1, 2


© 2010.