рефераты бесплатно
Рефераты бесплатно, курсовые, дипломы, научные работы, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты, рефераты скачать, рефераты на тему, сочинения,рефераты литература, рефераты биология, рефераты медицина, рефераты право, большая бибилиотека рефератов, реферат бесплатно, рефераты авиация, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент и многое другое.
ENG
РУС
 
рефераты бесплатно
ВХОДрефераты бесплатно             Регистрация

Реферат: Гуманистическая педагогика Адольфа Дистервега  

Реферат: Гуманистическая педагогика Адольфа Дистервега

Министерство Образования РФ

Челябинский Государственный Университет

Институт психологии и педагогики


Гуманистическая педагогика

Адольфа Дистервега

 


                                                                        Реферат выполнил: студентка

                                                                       гр. ПОЗ 301 А.А. Тимошина

                                                                             Проверил: Доцент А.Ю. Акмалов


Челябинск-2004г.

Содержание:

Введение................................................................................................................. 3

1 Глава. Фридрих Вильгельм Адольф Дистервег - «учитель немецких учителей», педагог-гуманист………………………………………………...…..4

        1.1. Смысл гуманистической педагогики.….…... ………………..…......4-5

1.2. Жизненный и творческий путь  А. Дистервега ………………..….6-10

2 Глава. Педагогика А. Дистервега. Принципы, правила…………….….……11

        2.1. Принципы воспитания А. Дистервега………………………….…11-15

        2.2. Дидактические правила …………………………..………….……16-20

Заключение…………………………………………………………………….....21

Список литературы………………………………………………………………22


Введение

Педагогику  Адольфа Дистервега можно назвать гуманистической, гуманной, Человечной с большой буквы этого слова.  Ведь смысл и значение жизни вообще и человеческой жизни в особенности, по Дистервегу, заключается в стремлении к лучшему и более совершенному состоянию, в распространении и утверждении царства истины, добра и красоты.

В тесной связи с такими взглядами на жизнь стоят и взгляды Дистервега на задачи воспитания. В человеке дремлет дух того высшего целого, к которому он принадлежит. Если воспитанием этот дар превратить в живую силу, то в человеке проснется дух любви, дух Божий. Задача воспитания - развить все стороны человеческой природы, все силы, данные человеку, и поставить его на путь самостоятельного развития.

В современном обществе с его погоней за новыми идеями и технологиями мы часто забываем о тех духовных ценностях, которые подарили нам предыдущие поколения. А иногда используем их как само собой разумеющуюся истину, забывая о тех людях, которые открыли эту истину путем долгих лет исканий, порой, вопреки общепринятому мнению и государственных догматов. Их служение обществу и безграничная преданность любимому делу и сейчас еще может послужить примером для многих выдающихся умов нашего времени.

В своём реферате я хочу не только показать и осветить жизнь автора, идеи, смысл педагогики А. Дистервега, но также обозначить её актуальную гуманистическую направленность, её ценность и значимость в наши дни. Мне близки и понятны его идеи. Именно человеколюбие могло послужить вере в такие принципы воспитания человека, как  принцип культоросообразности, обеспечения гармоничному развитию детей  посредством только глубокого знания психологии и физиологии,  и воспитанию самодеятельности, как высшей формы обучения и познания.

1 Глава. Фридрих Вильгельм Адольф Дистервег – «Учитель немецких учителей», педагог-гуманист.

1.1. Смысл гуманистической педагогики.

Смысл изменения системы воспитания - в ее гуманизации, когда в совершенствовании человека видят не средство благополучия общества, а цель общественной жизни, когда становление личности предполагает выявление и совершенствование всех сущностных сил человека, когда самого индивида мыслят не "управляемым", а творцом самого себя, своих обстоятельств. Гуманистическое воспитание, которое предстоит утвердить в школе, призвано выступить преемником лучшего из культурного наследия, при этом важно отбросить то, что было создано людьми в целях формирования человека-средства, но сохранить то, что способствует возвышению личности. В основе гуманистической системы воспитания лежат следующие идеи: личностный подход в воспитании (признание личности развивающегося человека высшей социальной ценностью; уважение уникальности и своеобразия каждого ребенка, подростка, молодого человека, признание их социальных прав и свобод; ориентация на личность результат и показатель эффективности воспитания; отношение к воспитаннику как субъекту собственного развития; опора в воспитании на совокупность знаний о человеке, на естественный процесс саморазвития формирующейся личности, на знание закономерностей этого процесса). [6]  

Немецкая философия Х1Х в. в лице И.Канта, Г.Гегеля, Й.Гербарта, А.Дистервега выдвинула и обосновала идею гуманистического образования личности и ее самосознания, предложила пути реформирования системы и школьного, и университетского образования. [5]  Ситуацию, сложившуюся в сфере образования и подготовки учителей, можно обозначить как ориентированную на идеалы гуманистической педагогики и психологии. В этом отношении состояние немецкой школы отражает ведущие тенденции развития мирового педагогического процесса. В настоящее время гуманистическая ориентация оказывает огромное влияние на развитие образования, особенно в сфере подготовки учительских кадров, выдвигая новый идеальный образ учителя. Ее сторонники считают, что школа должна не только давать знания, формировать умения и навыки, но, прежде всего, обеспечить самоопределение и самореализацию личности, готовить детей к жизни в эпоху быстрых социокультурных перемен, меняющихся исторических условий динамичного информационного общества. Это порождает необходимость в самоидентификации и самоактуализации для каждого человека, в способности человека сохранять личностный стержень, дабы не утратить свое "Я", не превратиться в прагматика-конформиста.    Представители гуманистической педагогики полагают, что одного интеллекта недостаточно для того, чтобы решать многочисленные проблемы, стоящие перед любым государством, обществом, цивилизацией. Необходим человек, способный не только мыслить, но и чувствовать, переживать, действовать, обладающий развитой интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферами. [6]

 Таким был Адольф Дистервег, он, отвергая революционный путь изменения обществен­ных отношений, возлагал надежды на мирное пре­образование общества и, особенно на просвещение на­рода. Он защищал идею общечеловеческого воспита­ния. Задача школы, по его мнению, заключается в воспитании гуманных и сознательных граждан, а не «истинных пруссаков». [4;747] Он воспринял гуманизм Лессинга, Гердера, Шиллера, Гёте. Корни его мировоззрения — в просветительной и гуманистической литературе XVIII в. Цель воспитания Дистервег видел в том, чтобы развить в подрастающем поколении «самодеятельность в слу­жении истине, красоте и добру». При всей абстрактности и неопре­деленности этой туманно-романтиче­ской формулы, она имела все же прогрессивное значение для своего времени, так как в противовес реак­ционным официальным «установкам», возбуждала у учительства стремле­ние к каким-то высшим человеческим целям жизни и воспитания. [8;80]

1.2. Жизненный и творческий путь  А. Дистервега

Фридрих Адольф Вильгельм  Дистервег родился 29 октября 1790 года в Зигене, в Вестфалии, получил воспитание сперва в Гербронне, (Нассау), затем в Тюбингенском университете, где кончил курс доктором богословия. Но духовная карьера не привлекала его, тем более что в нем выработались, при всей религиозности, довольно свободные мнения относительно некоторых догматических вопросов. Более по сердцу была ему деятельность учителя, и мы видим его сперва домашним учителем в Мангейме, затем вторым учителем eсоlе sесоndaire в Вормсе. В 1813 году он получает учительское место во Франкфурте-на-Майне, при Образцовой Школе. Эта школа вполне заслуживала название “образцовой”. При ней подвизался кружок непосредственных учеников Песталоцци (Грунер, Ненни, де-Ласпе и др.), горячо преданных делу. Под влиянием этого кружка Дистервег изучил сочинения Песталоцци, проникся идеями “великого народного пророка” и решил всю жизнь свою посвятить делу народного образования. В 1818 году, став вторым ректором латинской школы в Эльберфельде, он здесь встретился с Вильбергом, натурой родственной Песталоцци, человеком необычайных педагогических дарований и огромного влияния на окружающих.
В 1820 году перед Дистервегом открывается более широкая и самостоятельная арена деятельности. Он — директор учительской семинарии в Морсе, в Рейнской провинции. О тех чувствах, которые воодушевляли его, можно судить по заметке, найденной в его посмертных бумагах и относящейся ко второму году директорства. “Я учитель,— пишет он,— учитель всей душой и рад, что могу образовать учителей же. Удастся мне сделать что-либо из семинаристов (хоть и не в смысле чего угодно), мне нечего заботиться о том, что они станут делать в жизни. Что человек делает, зависит от того, что он есть. Из кого ничего не вышло, по собственной ли вине, в силу ли обстоятельств, тот многого никогда не сделает. Но невозможно, чтобы тот, кто делен, искусен, ловок, мыслящий, чувствующий человек, словом тот, кто есть что-либо, не сделал ничего или сделал только бесполезное, сомнительное, дурное”.

В 1827 году Дистервег расширил свою деятельность изданием педагогического журнала, существующего и до сих пор: “Rheinische Blatter fur Erziehund und Unterricht”, дававшего по шести книжек в год. В течение почти сорока лет Дистервег был неутомимым сотрудником этих “Рейнских Листков”: статей, принадлежащих его перу, в журнале около четырехсот.
Такой человек не мог долго остаться незамеченным в высших административных сферах Пруссии, при господствовавшем в то время либеральном взгляде на народное образование. Министерство Альтенштейна в деле народного образования держалось воззрений знаменитого реформатора Пруссии и одного из величайших государственных людей всех времен и народов — министра Штейна, сказавшего в 1810 году: «Если методой, основанной на знании внутренней природы человека, будет развита каждая из его духовных сил, возбужден и воспитан всякий благородный принцип,— если мы порвем с нынешним односторонним воспитанием, и будем тщательно взращивать — чем пренебрегали до сих пор, те побуждения, на которых основывается сила и достоинство человека: любовь к Богу, к королю и отечеству, то мы можем надеяться, что вырастет физически и нравственно крепкое поколение и мы увидим лучшее будущее».
        В 1832 году Дистервег получает должность директора Берлинской “семинарии для городских школ”. Пятнадцать лет он с честью подвизался на новом месте. Со всех концов Германии, из других земель, Венгрии, даже России, стекались сюда ученики, чтобы увидеть знаменитого педагога среди дела, научиться у него трудному искусству воспитания и обучения и вдохновиться его горячей верой в великое значение учительской деятельности. Кто видел его, у тех навеки запечатлелся в памяти образ этого необыкновенного человека.

Дадим же и мы его характеристику со слов Вихарда Ланге, его друга и нынешнего редактора “Rheinische Blatter”.

“Дистервег был среднего роста, широкоплеч, с короткой шеей. Под выдающимся вперед, тонко изваянным лбом, густые брови осеняли глубоко лежавшие блестящие два глаза, которые говорили и о чуткости и мощи ума и о добродушии и мягкости сердца. Тонкий римский нос под острым углом отделялся из-под выступа лобной кости. Вокруг почти безгубого, резко очерченного рта обыкновенно играла саркастическая и все же добрая улыбка. Подбородок, красиво сформированный, сравнительно большой и массивный, казалось, указывал на крупную силу воли. Живость и подвижность всего его существа выражалась в частых движениях лицевых мышц и в привычке проводить рукой по лысой голове. Настоящим оратором он не был и обыкновенно выражался короткими, отрывистыми фразами, оттеняя речь оживленной жестикуляцией. Но когда его охватывало жившее в нем воодушевление к своему призванию, что случалось, разумеется, нередко — его речь всегда производила глубокое и благотворное впечатление на слушателей. Возбуждающая сила, исходившая от этого духовно неистощимого, оригинального человека, была беспримерна. Ученикам, старшим и младшим, юношам и детям в его присутствии нельзя было не быть внимательными: где бы он ни появлялся, там пробуждались жизнь и всестороннее умственное движение.. Не полицейским надзором, не строгой дисциплиной, поддерживал он своих учеников на добром пути. Его душевное благородство возбуждало и в юношах подобное же состояние души, и его великие стремления находили себе отголосок и в их сердцах: сами юноши большею частью поднимались выше рутины. Да и впоследствии между бывшими учениками и учителем не было тех преград, которые почти всегда отделяют элементарного учителя от своего академически образованного коллеги. Его строгие требования, его часто бесцеремонные замечания и выговоры отвращали от него только людей с низменными чувствами. Кто же хоть сколько-нибудь был в силах понимать необычную умственную жизнь, тот всегда относился к нему с благодарностью и благоговением”. [3]

В 1832—41 он создал в Берлине 4 учительских общества, а в 1848 был избран председа­телем «Всеобщего немецкого учительского союза». В июле 1848 Дистервег вместе с депутатами «левой» фракции прусского национального собрания подписал «Записку 23», авторы которой вы­ступали против конфессиональной школы и требовали единой народной школы для «всех детей нации без различия состояний и будущего призвания». Дистервег, хотя и призна­вал религию в духе рационалистического  христианства, в сво­их статьях протестовал против опеки церкви над шко­лой и критиковал церковные догматы, называя их «ре­лигиозным абсолютизмом». [4;747]

В 1847 году Дистервег был отстранен от службы за «опасное воль­нодумство», в 1850 году последовала его окончательная отставка, а 1,2 и 3 октября 1848, в министерство Раумера, были изданы знаменитые “три прусские регулятивы”. Можно себе представить чувство Дистервега при этом двойном ударе: быть вырванным из той стихии, с которой сросся всей душой, и до конца жизни видеть лишь упадок дела, которому служил.
В последние десятилетия жизни мы видим “школьного учителя Германии”  хотя на верху славы и популярности, но “не у дел”.
 Много и отдельных брошюр вышло из-под его пера. Но он не был литератором по призванию. Всей душой этой деятельности он не мог отдаться. 7 июля 1866 года, 76-летний старец, еще полный сил, как показывает его чудный по содержанию и форме доклад городу Гамбургу, скончался, чтобы вечно жить в памяти и своего народа и всех тех, кому дороги интересы образования.

Страницы: 1, 2


© 2010.