рефераты бесплатно
Рефераты бесплатно, курсовые, дипломы, научные работы, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты, рефераты скачать, рефераты на тему, сочинения,рефераты литература, рефераты биология, рефераты медицина, рефераты право, большая бибилиотека рефератов, реферат бесплатно, рефераты авиация, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент и многое другое.
ENG
РУС
 
рефераты бесплатно
ВХОДрефераты бесплатно             Регистрация

Реферат: Президентские выборы в Югославии в 2000 году  

Деятельность оппозиционных партий после прекращения действия законов военного времени выразилась в ряде митингов, организованных СЗП и СДО с требованием отставки Милошевича. Однако, эти митинги не были многочисленными.

3 августа 1999 года координатор "Независимой группы 17-ти" (НГ-17), состоящей из видных экономистов страны, Младьян Динкич обнародовал Пакт о стабильности в Сербии и Платформу переходного правительства. Сербская православная церковь (СПЦ) поддержала эту инициативу, о чем сообщило коммюнике по итогам встречи Святейшего Патриарха Сербского Павла с лидерами оппозиционных партий и групп 10 августа 1999 года. Самый большой стала манифестация, прошедшая в Белграде 19 августа 1999 года, в день празднования Преображения Господня, широко отмечаемого православным населением страны. По разным оценкам, в ней приняло участие от 120 до 150 тысяч человек, решивших таким образом выразить свой протест режиму Милошевича и призвать главу союзного государства уйти в отставку. К собравшимся обратились видные деятели оппозиции, включая Младьяна Динкича (НГ-17), Зорана Джинджича (СЗП), Владана Батича (СЗП), Драголюба Мичуновича (ДЦ), а также священники СПЦ. Неожиданное появление на митинге Драшковича вызвало эйфорию и ликование среди участников митинга. 19 августа 1999 г. «группой 17» независимых экономистов, предложивших свою экономическую программу  для оппозиции. В этом митинге, в котором участвовали как представители СЗП, так и Вук Драшкович, приняли участие более 150 тысяч человек. Воодушевленные таким успехом, лидеры СЗП инициировали новую кампанию митингов, требовавших досрочных выборов федерального и сербского парламентов. Джинджич планировал завершить эти акции масштабным маршем сторонников СЗП на Белград, который бы вынудил Милошевича назначить новые выборы. Джинджич явно рассчитывал повторить успех 1997 г., когда оппозиционной коалиции «Заjедно» после нескольких месяцев многочисленных митингов протеста в центре Белграда, удалось вынудить Милошевича признать победу коалиции в муниципальных выборах. Однако осенняя кампания СЗП оказалась совершенно неудачной. Если в сентябре 1999 г. митинги СЗП собирали несколько десятков тысяч человек, то к декабрю их численность упала до нескольких сотен и лидеры СЗП были вынуждены были прекратить акции протеста[32].[) Причиной этой неудачи я бы назвал в общем отсутствие информационного повода для деятельности СЗП, осенью 1999 не проводилось никаких выборов, что при небезопасности акций СЗП не могло привлечь на них никого, кроме очень активных граждан.  

Однако центральной формой деятельности оппозиции осенью 1999 г. стали т.н. «круглые столы». Коренным  отличием от предыдущих попыток объединения многочисленных оппозиционных партий (в частности, коалиции «Заjедно» в 1996), помимо того, что на этот раз в коалицию вошли не только крупные партии, но и большинство представителей 2 остальных выделенных мною групп, стало то, что на этот раз партии  не только потребовали досрочных федеральных и республиканских выборов, но занялись проработкой общей программы конкретных действий, а также создание группы для детально проработки обозначенных вопросов. Более того на этот раз 21 партия и организация выдвинули общего  Большое количество исследователей указывает на то, что  

Данные модели были разработаны специалистами одной из негосударственных организаций. 14 октября 1999 года восемь крупнейших оппозиционных политических партий, за исключением СДО, подписали соглашение об образовании предвыборной коалиции с перечислением минимума приемлемых условий проведения избирательной кампании. Последний включал требования об использовании пропорционального представительства при выборах на федеральном и республиканском уровнях, о разделении территории Сербии на не более чем восемь избирательных округов, о снижении величины отбочного барьера при выборах в парламент до 4%, а также об отмене Закона об общественной информации. Проведенный несколько позже очередной "круглый стол" оппозиции - теперь уже без участия СДП, СДО и Демократической коалиции венгров Воеводины (ДКВВ), - официально потребовал проведения досрочных выборов и "круглого стола" с участием правительственной коалиции по поводу пересмотра действующего избирательного законодательства и иных нормативных актов, связанных с организацией и проведением выборов.

"Круглые столы" заставили многих поверить в то, что оппозиция в состоянии преодолеть внутреннюю разобщенность и что требование о проведении досрочных выборов являлось законным и демократическим способом привнесения перемен в политическую систему страны. Опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что свыше 80% респондентов в Белграде поддерживают идею досрочных выборов. Оппозиция также выступила с заявлением о том, что, в случае отказа правящего режима от проведения "круглого стола" по вопросам изменения избирательного законодательства, единственным законным способом достижения своих политических целей для нее останется оказание давления в форме публичных акций протеста.  В большинстве средств массовой информации в качестве основного спонсора и вдохновителя сербской оппозиции в то время называется владелец американской фармацевтической фирмы ICN и бывший премьер-министр СРЮ Милан Панич. По некоторым сведениям, финансирование сербской оппозиции и техническая помощь ей с осени 1999 г.  осуществлялась через различные программы стран Европейского Союза, в частности, через германскую радиостанцию “Deutsche Welle”. По другим данным, опубликованным в газете The Washington Post в статье  U.S. Advice guided Milosevic opposition от 11.12.2000 г. ещё в октябре 1999 г. сотрудник национального демократического института (связанного с демократической партией США) социолог Даг Шен организовал в Будапеште встречу с лидерами сербской оппозиции на которой представил план, разработанный его коллегами: «Первое: идеологические метания отложить до лучших времен, враг должен быть простым и понятным - это Милошевич, лично ответственный за развал страны. Второе: альтернативный кандидат должен быть единым и новым, старые оппозиционеры вроде Драшковича шансов не имеют. Наконец, третье: нужно организовать параллельную систему подсчета избирательных бюллетеней, чтобы режим не подправил итоги голосования задним числом»[33].

Именно эти 3 пункта фактически станут основой деятельности будущей коалиции ДОС, хотя всё же я бы не стал называть участие государств Запада в конструировании ДОС решающим фактором в победе демократической оппозиции. 

3 марта 2000 г. в закрепление договоренностей на «круглых столах», все основные оппозиционные политические партии (Демократическая Альтернатива, Демократическая Партия Сербии, ДЦ. Коалиция «Санджак» (мусульмане), коалиция «Воеводина», Лига Социал-Демократов Воеводины, Новая Демократия, Движение за Демократическую Сербию, Альянс венгров Воеводины, СЗП, Социал-Демократический Союз, Социал-Демократия, СДО и Сербский национальный совет Косово) подписали совместную декларацию о принципах демократической реорганизации государства. Согласно этой декларации, в Сербии должна была быть принята новая конституция, устанавливавшая принцип разделения властей и закреплявшая статус регионального самоуправления в Санджаке, и автономии в Воеводине и Косово, а также соответствующие декларации прав человека права национальных меньшинств. Также предусматривалось возвращение всех беженцев в Косово и фактическое исполнение резолюции СБ ООН № 1244 о статусе Косова, реорганизация отношений между Черногорией и Сербией согласно воле республик. В экономике предусматривалась отмена незаконных результатов приватизации. 10 июня лидеры всех этих партий за исключением СДО подписали предложенной «Группой 17+» «Предложение о Договоре Стабильности для Юго-восточной Европы для Доноров», предусматривавшее ряд мер по макроэкономической стабилизации для получения западных кредитов. Таким образом, к предстоявшим федеральном парламентским выборам была сформирована крупная коалиция, способная завоевать большинство в Вече граждан Союзной скупщины. Однако способность  выдвинуть единого кандидата на досрочных президентских выборах многими ставилась под сомнение.         

Выдвижение кандидатуры Воислава Коштуницы – по сути дела единственного реального кандидата способного победить Милошевича было большим достижением оппозиции. Коштуницу поддержали и мусульмане Санджака, хотя во время боснийской войны он активно поддерживал боснийских сербов, и Зоран Джинджич, хотя Коштуница вышел из его партии в 1992 г., не согласившись с его методами руководства.  В целом политическое кредо Коштуницы можно сформулировать как «либерализм без оглядки на Запад и с условием соблюдения прав сербов». Коштуница многократно заявлял, что политика США в отношении СРЮ безумна, а гаагский трибунал «чудовищен». Основными внешнеполитическими партнёрами Коштуница видел Европейский союз и Россию. Будучи доктором права он выступал за всевозможное урегулирование законодательно-правовой базы страны. Во экономической политике Коштуница выступал за либеральные методы.  Подобный кандидат, не вступавший в тесные отношения ни с режимом Милошевича, ни с западными лидерами, бомбившими СРЮ был, пожалуй, идеальным кандидатом  для сербской оппозиции. Подобный кандидат должен был удовлетворить самые различные слои общества. Правда при этом нужно учитывать, что став президентом Коштуница не получал особых рычагов управления ситуацией в стране, основные рычаги в нормальной ситуации были сконцентрированы в руках федерального правительства и правительств республик. Поэтому большое значение имела программа ДОС, основанная на рекомендациях «Группы 17»

На выборах ДОС выступал с конкретной программой действий в период своего мандата (в первый день, в первые 100 дней, в первый год), основанной на принятой 3 марта декларации и программе «Группы 17+». Программа обещала комплексные реформы, нацеленные на восстановление прежнего положения Сербии  в сообществе Европейских государств. ДОС обещал ввести законы, гарантирующие немедленную реформу денежно-кредитной системы и начало финансовой реформы системы, включая законодательство относительно сбалансированного бюджета. Существующий закон о приватизации обещали значительно изменить. Закон по социальному обеспечению и помощи для бедных обещалось разработать. Закон по внешней торговле предлагалось изменить таким образом, чтобы способствовать сокращению и эквивалентности тарифов. Предлагалось отменить законы об общественной информации и высшей школе, упорядочить государственные расходы путём снижения расходов на оборону и рационализации системы государственного управления. Также предлагалось начать подготовку к принятию новой Конституции, которая бы устранила конституционный хаос, принять жесткий закон по борьбе с коррупцией, изменить принцип назначения судей и общественных обвинителей, перейти на профессиональный принцип комплектования АЮ, и радикальное и непосредственное(немедленное) упрощение налоговой системы (она должна была быть основана только на нескольких налоговых разрядах, вопреки существующей системе с более чем 250 разрядами),достижение конвертируемости динара или узаконивание хождения немецкой марки. Подобная программа, направленная на конкретные действия соответствовала образу ДОС, который обещал сохраниться как коалиция и после выборов для осуществления управления страной в переходный период. Таким образом, ДОС позиционировал себя на пространстве президентских выборов не просто как силу способную победить Милошевича, но и как силу, способную взять на себя ответственность за судьбу страны и провести серьёзные реформы. Как мне представляется, это вполне соответствовало запросам избирателей, представлявших как средний и мелкий бизнес, так и большинства других групп населения. Поэтому согласно социологическим исследованиям, Коштуницу поддерживали большинство социальных и возрастных групп населения, кроме пенсионеров.

 

2.3. Методы ведения предвыборной кампании

Агитационную кампанию обоих основных кандидатов, я бы охарактеризовал как достаточно агрессивную. В наглядной агитации оппозиция стремилась подчеркнуть честность и неподкупность своего кандидата, что было важным после многочисленных сделок с режимом в прошлом. Основным плакатом кампании ДОС был плакат с изображением глаз Коштуницы и надписью: «Кто может честно посмотреть вам в глаза?». Власть предержащие стремясь как-нибудь побороть эту удачную находку, выдвигали совсем изощрённые обвинения. Федеральный министр информации заявлял, что на самом деле эти глаза принадлежат актёру Ал Пачино. Правящая партия стремясь показать Милошевича как опытного и мудрого политика использовала плакаты с изображением портрета Милошевича в официальной одежде с лозунгом «Слобо-Да». «Слобода по-сербски «свобода», а Слобо это прозвище Милошевича. «Да» на этом плакате было обведено как в бюллетене. Активисты движения «Otpor» отвечали на это приклеиванием на глаза Милошевича на этих плакатах наклейки «Готов jе» («С ним покончено») Другой плакат изображал Милошевича на фоне силуэта карты Югославии и лент цветов югославского флага с лозунгом «За Jyгославиjy» («За Югославию»). Этот плакат должен был символизировать Милошевича как  «истинного защитника интересов страны».

Основной удар правящие силы наносили через государственные или близкие им средства массовой информации. Основная линия, которая проводилась этими СМИ, заключалась в дискредитации ДОС, объявив их агентами Запада. Так, например, в августе-сентябре 2000 г. газета «Политика» публиковала ряд откровенно оскорбительных статей против ДОС, подписанных неким неизвестным U.R.  5 сентября этот таинственный автор публикует в этой газете заметку «Проходя мимо ДОС, затыкайте нос».  Лидеры ДОС в ней характеризуются следующим образом: «Единственная вещь, которую они имеют в общем - их ненависть к тем, кто более способны, более честны, и успешны, и особенно к левым патриотическим силам. У них также общие кассиры и  обязательства выполнить задачи, за которые им заплатили. Их задача такова: принять выход Черногории из общего государства, уступить Рашку [Санджак], и уступить Воеводину». 17 сентября он же публикует в «Политике» статью «Усердствующий лжец», где повторяются уже озвучивавшиеся в своей время женой Вука Драшковича Даницей обвинения в том, что отец Коштуницы был судьёй военного трибунала и из-за этого Воислав тайно сменил своё отчество. Также в этой статье, Коштуница обвинялся в том, что постоянно изменяет своей жене, является «человеком нового мирового порядка, с которым вынуждены считаться трудолюбивые агенты западных спецслужб Зоран Джинджич и Весна Пешич». 26 марта 1999 г. (третий день бомбардировок НАТО), как утверждается в статье, Коштуница был в Брюсселе, где его готовили как главу переворота против Милошевича. В целом U.R. охарактеризовал Коштуницу следующим образом: «Он ограничен, незначителен, упрям и раздражителен».  Государственное телевидение РТС откровенно сфабриковало ролик, где Коштуница показывался на одном заседании с Мэдлен Олбрайт. Помимо этого, Коштуницу обвиняли в гомосексуализме, связях с масонами и всячески иронизировали над проживанием у него в квартире 17 кошек. Но, конечно, о применении  статей 11 и 42 упоминавшегося выше закона Сербской Республики об общественной информации, здесь не могло идти и речи.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


© 2010.